(495) 660-35-40

Кадровое агентство
уникальных специалистов

Кадровое агентство КАУС
>
>
СМИ о нас
 
 

СМИ о нас за 2011 год


Эпидемия кадрового дефицита

газета "Медицинский вестник"

Молодежь практически не идет в вирусологию. Одним не хватает информации, чтобы заинте­ресоваться ею всерьез: в вузе читают лишь несколько лекций по данному предмету. Других останавливают низкие зарплаты. Третьи опасаются серьезных профессиональных рисков. Между тем вирусологи — одна из самых актуальных специальностей. Вирусные инфекции вызывают, по оценкам специалистов, от 70 до 90% всех возникающих в организме патологий.

— Если раньше считалось, что заболевания сердца, печени, почек, других органов и тканей человека в большинстве своем являются соматическими (неинфекционными) болезнями, то теперь, с развитием вирусологии, все больше свидетельств того, что причиной этих болезней являются те или иные возбудители вирусных инфекций, — отмечает замести­тель директора по научной работе Научно-исследовательского инс­титута вирусологии им. Д.И. Ива­новского Минздравсоцразвития РФ профессор Петр Дерябин.

Вероятные угрозы

Принято выделять две важ­ные группы вирусных инфекций: социально значимые и несущие угрозу биологической безопас­ности государства и всего мира. К последним относятся крайне высокие по степени патогенности для человека вирусы лихорадки Эбола, Марбург, лихорадки Ласса и другие. Летальность при этих вирусных инфекциях может при­ближаться к 100%. До сих пор нет эффективных средств лечения и профилактики инфекций, вызы­ваемых этими вирусами.

—  К счастью, в нашей стране таких возбудителей нет, — ком­ментирует профессор Дерябин. — Но они могут в любое время быть занесены на территорию России. Вот почему крайне важен постоян­ный мониторинг эпидемической ситуации, связанной с возбуди­телями особо опасных вирусных инфекций. Этими проблемами занимаются вирусологи, работа­ющие в системе противочумных станций и институтов и других учреждений Роспотребнадзора. В России имеются природные очаги опасных вирусных инфекций, таких как клещевой энцефалит, Крымская-Конго геморрагическая лихорадка (КГЛ-Конго), лихорад­ка Западного Нила.

Всего в нашей стране на сегод­няшний день установлена цир­куляция более 50 арбовирусов, 29 из них вызывают заболевания человека.

—   Резервуаром арбовирусов является множество видов живот­ных и птиц, от которых они пере­даются человеку через укусы насе­комых, — говорит ведущий науч­ный сотрудник НИИ вирусологии им. Д.И. Ивановского Виктор Ларичев, — поэтому очень трудно прогнозировать появление инфек­ции или возникновение эпиде­мии на той или иной территории. Скажем, крупная эпидемическая вспышка лихорадки Западного Нила впервые зарегистрирована в нашей стране на юге России в 1999 году. Тогда же аналогичная вспышка этого заболевания про­изошла и в США (в Нью-Йорке). Летальность в ходе этой эпидеми­ческой вспышки составила 10%. Летом 2010 года ситуация повто­рилась, на этот раз вспышка заре­гистрирована в Греции и у нас, в Волгоградской области.

Социально значимые вирусные инфекции больше на слуху: это ВИЧ/СПИД, вирусные гепатиты, герпес-вирусные и цитомегаловирусные инфекции, а также грипп, детские вирусные инфекции и многие другие. В определенных обстоятельствах (возникновение пандемий, чрезвычайных эпиде­мических ситуаций) многие из этих инфекций могут представлять и биологическую угрозу безопас­ности государства. ВОЗ постоянно ведет слежение за распростране­нием этих опасных заболеваний в мире.

— Наш институт тоже вплотную занимается этими инфекциями, осуществляя эколого-эпидемио-логический мониторинг ситуации, — отмечает Петр Дерябин.

Параметры успеха

Сертифицированный вирусо­лог — это специалист, который знает, как правильно собрать полевой материал для исследо­ваний, как сохранить его при транспортировке в лабораторию, как использовать тот или иной метод индикации возбудителей вирусных инфекций в поступив­шем на исследование материа­ле. Он должен владеть методами диагностики вирусных инфекций, уметь изолировать инфекцион­ный вирус из полевого материала и идентифицировать его. Кроме того, должен обладать сведениями, касающимися использования той или иной противовирусной вак­цины для иммунизации людей в очаге поражения, а также лечения заболевших противовирусными препаратами, знать, как учиты­вать, регистрировать, наблюдать заболевших.

Основные задачи, стоящие перед вирусологами, — это сле­жение за распространением вирусных инфекций, разработка и применение новых методов борь­бы, диагностики, профилактики и лечения вирусных инфекций. Причем важную роль здесь играют не только вакцины, но и диагнос­тические препараты. Врачи-виру­сологи, работающие на местах, оснащены наборами, позволяю­щими диагностировать наиболее актуальные для данного региона вирусные инфекции.

Одна из важнейших проблем вирусологии состоит в том, что вирусные инфекции, в отличие от бактериальных, трудно подда­ются лечению. Палитра препара­тов, способных помочь в борьбе с вирусами, скудна: интерферон, некоторое количество его индук­торов, иммуномодуляторы.

— Если вакцина от клещево­го энцефалита известна и широ­ко используется, — продолжает Виктор Ларичев, — то вакцина от лихорадки Западного Нила пока не разработана. В этом направле­нии ведут активные исследования ученые США. Мы также могли бы начать разработки отечественной вакцины, но средства на это не выделяются.

Пробелы образования

В медицинских вузах студентам за весь период обучения читают лишь 1—2 лекции по вирусологии. На этом знакомство с предметом заканчивается. Основной упор делается на послевузовское про­фессиональное образование.

Преподавание на кафедре виру­сологии в составе медико-про­филактического факультета пос­левузовского профессионального образования Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, которую возглав­ляет профессор Дерябин, ведут вирусологи с большим стажем научно-практической и препо­давательской работы. К учебно­му процессу привлекаются пре­подаватели смежных кафедр, а также ведущие специалисты в области медицинской вирусологии и сотрудники испытательных лабораторий Федерального центра гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора.

Важное место в послевузов­ском образовании врачей занимают профессиональные конфе­ренции, симпозиумы и семинары, однако они не всегда доступны специалистам, особенно из уда­ленных регионов. Бывает, виру­сологи из Владивостока не имеют возможности приехать в Москву. Что уж говорить об участии в меж­дународных съездах и конферен­циях! На это просто нет средств ни у ЛПУ и НИИ, ни у самих вирусологов.

Сегодня ведутся дебаты вокруг реформирования системы после­вузовского профессионального образования. Однако в вирусоло­гии, по мнению Петра Дерябина, нет необходимости менять уста­новленную периодичность пере­аттестации специалистов:

— Методы исследования в вирусологии претерпевают изме­нения не раньше, чем за пяти­летний период. За эти годы как раз накапливается объем новой информации, которую можно передать слушателям.

Профессор обращает внимание на другую проблему:

— Мы имеем отличную базу и преподавательский состав, одна­ко, проводя курсы сертифика­ции и переподготовки, не имеем права обучать и затем выдавать сертификаты дипломированным биологам, работающим в вирусо­логии. Ситуация вопиющая, так как эти специалисты работают в отрасли по 20—30 лет, занимаются мониторингом, диагностикой и выявлением вирусов, и знания, даваемые на нашей кафедре, могли бы им очень пригодиться. Вообще, по моим подсчетам, в вирусоло­гии большинство специалистов с высшим биологическим образо­ванием. Некоторый перекос в эту сторону не радует. Приток специ­алистов с медицинским образо­ванием просто необходим! Чтобы в вирусологию пришло больше молодежи, нужно не только попу­ляризировать эту специальность среди студентов, но и предла­гать адекватные условия труда и зарплату.

Кому нужны вирусологи

Врачи-бактериологи, вирусоло­ги и инфекционисты востребова­ны в основном в государственных медицинских учреждениях. Уро­вень зарплаты, как и у остальных врачей, работающих в бюджетной сфере, невысокий, даже с учетом надбавки за профессиональные риски.

— Оклад специалиста-вирусо­лога в НИИ чуть больше 4 тысяч рублей, — говорит Виктор Лари­чев. — Плюс надбавка за работу с особо опасными инфекциями (у научных сотрудников она состав­ляет 80% оклада через 8 лет рабо­ты, у лаборантов — 100% оклада через 10 лет), доплата за научную степень. В итоге получается около 16 тыс. рублей.

Аспиранты, рискнувшие заняться наукой, получают сти­пендию, равную полутора тысячам рублей.

И в этом главная проблема: за такие деньги вряд ли можно при­влечь молодых специалистов. Да, вирусологам положен большой отпуск: у меня получается 42 рабочих дня и 14 дней за научную степень. Думаю, не ошибусь, если скажу, что большинство моих коллег отказалось бы от такого длинного отпуска в пользу повышения зарплаты.

Чтобы как-то выживать, врачам приходится в свободное от работы время подрабатывать: вести прием пациентов   в   государственных ЛПУ, а также и коммерческих клиниках, где есть свои лаборатории и кабинеты инфекционистов.

—  Как правило, крупные коммерческие медицинские центры имеют возможности для создания инфекционных отделений, — комментирует директор кадрового агентства «КАУС-Медицина» Алексей Крупин, — а значит, могут предложить вирусологам работу. Кандидат должен иметь высшее медицинское образование, законченную ординатуру по специализации, сертификат специалиста. Требуется и стаж работы – от 2 лет.

Высоко ценятся специалисты с опытом работы в авторитетных московских клиниках, таких как Городская клиническая больница им. СП. Боткина, Инфекционная клиническая больница №1, Инфекционная клиническая больница №2.

Частные клиники предлагают врачам-инфекционистам оклады в размере 40—50 тыс. рублей.

Профессиональные риски

На вопрос, не страшно ли работать с вирусами, Виктор Ларичев отвечает:

—  Чтобы не было страшно, нужно просто соблюдать все меры защиты и работать предельно аккуратно. На моей памяти в лаборатории заражений не было. Но так называемые аварии случались.Однажды, к примеру, лопнула стеклянная колба с вирусом и стекло, прорвав перчатку, порезало лаборантке палец. Но все обошлось, заражения не было.

Крайне аккуратно нужно работать с вирусом крымской геморрагической лихорадки: если при заражении традиционным путем, от насекомого, летальность составляет от 1,5 до 20%, то при лабораторном заражении может достигать 95%.

 

Елена Григорьева

Опубликовано в газете «Медицинский вестник», №15 (556), 27 мая 2011


Опубликовано: 27.05.2011

Вернуться назад к списку

 

Архив материалов

© 2007-2016, Кадровое агентство «КАУС» -
поиск и подбор персонала в Москве

Карта сайта
Москва, ул. Новинки, д. 29
Телефон: (495) 660-35-40
Создание сайта:
Система Orphus     Superjob: подбор резюме и вакансий               Продвижение сайта - WWA       Рейтинг@Mail.ru